↑ Наверх

Завербованный

  • 22 Июля 2015 г. в 23:56
  • комментариев нет
  • 876 просмотров
Тверской парень чуть не сбежал к террористам



Тимур (назовем его так) старался вести себя как до своего виртуального знакомства с Антоном. Надо успокоить родителей. Пусть думают, что он прислушался к их словам и больше не собирается в Сирию на вой­ну. Рано или поздно они ослабят контроль, и тогда...

Антон считает, что родные Тимура за много лет жизни в России забыли свои корни и веру своего народа. И Тимуру с ними не по пути. Он должен бросить родителей, которые его не понимают, и с оружием в руках идти строить всемирный Халифат.

Глядя на мать и отца, Тимур чувствовал: он делает что-то не то. Но это ощущение пропадало, как только парень выходил в Интернет. Антон рассуждал о высоких материях, рассказывал о своих приключениях, звал воевать вместе.

Ложный друг

Как установили правоохранительные органы, Антон на самом деле носит другое имя. Он действительно находится в Сирии, выполняет обязанности переводчика и охранника захваченной территории в незаконном вооруженном формировании «Джейш Мухаджарин Валь Ансар», дислоцированном в Харитане. Эта группировка ведет боевые действия против легитимного правительства Сирии. Проще говоря, этот тип вербовал тверского студента в банду террористов ИГИЛ, заморочив парню голову псевдорелигиозными доводами и сыграв на его жажде подвига.

И студент решился. Антон перевел Тимуру на карточку необходимую сумму, чтобы тот мог купить билет на рейс Москва – Стамбул. Из Турции Тимур планировал перебраться на территорию Сирийской Арабской Республики, чтобы воевать на стороне незаконного вооруженного формирования. Но не успел: спецслужбы задержали его в московском аэропорту.

«Я ошибся»

Доказательств, что студент совершил тяжкое преступление, следствием собрано достаточно. Недавно Заволжский районный суд Твери признал Тимура виновным в приготовлении к участию в вооруженном формировании на территории иностранного государства, не предусмотренном законодательством этого государства. Парень признал свою вину и раскаивался – не только в совершенном преступлении, но и в том, что родителям раньше срока седых волос добавил. И стыдился собственного наивного легковерия и нежелания думать. «Я ошибся», – говорил он на суде.

Согласно приговору суда полтора года Тимуру придется провести в колонии общего режима. Кроме того, ему назначено дополнительное наказание в виде ограничения свободы сроком на один год: после освобождения парень еще будет находиться под контролем уголовно-исполнительной инспекции. Но это не самое худшее разрешение ситуации: по крайней мере, он жив и не стал пушечным мясом в руках террористов.
Не приключение, а преступление

Этот процесс стал своего рода толчком к осознанию: нам только кажется, что боевые действия ведутся где-то далеко. Интернет есть в каждом доме. А значит, эмиссары ИГИЛ могут добраться и до наших детей. Судя по тому, что молодой тверитянин чуть туда не сбежал, угроза вполне реальная.

Общественность живо отреагировала на этот случай. Вскоре после слушания дела в ТвГУ прошел круглый стол. Перед студентами выступили представители правительства региона, научных кругов и общественных организаций, а также имам-хатыб Тверской соборной мечети Таир-Хазрат Сайфутдинов.

Специалисты отмечали: злоумышленники часто играют на самых возвышенных чувствах: поиске любви и веры. Девушек эмиссары порой заманивают в зону боевых действий предложением руки и сердца. Так было в нашумевшей истории со студенткой из Москвы Варварой Карауловой. Иногда используют героическую романтику – всегда найдутся горячие юные головы, мечтающие о подвигах. Но тут-то совсем другое. Участие в незаконном вооруженном формировании – не подвиг и не приключение, а тяжкое преступление против государства. Это противостояние целям нашей страны, ведь Россия заинтересована в мирном разрешении сирийского вооруженного конфликта. За подобную авантюру можно отправиться за решетку на срок до десяти лет – такова максимальная мера ответственности по части 2 статьи 208 УК РФ. И есть только одна возможность остаться на свободе: вовремя опомниться и сдать оружие. Закон освобождает от уголовной ответственности лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании. Если, конечно, искатель подвигов ничего больше натворить не успел и не пролил ничьей крови.

Но чаще всего эмиссары эксплуатируют религиозную тематику. В группе риска порой оказываются те, кто хочет найти веру, но ленится копить знания. Ведь настоящий духовный поиск требует серьезной интеллектуальной работы: ясного представления о своих корнях и истории своего народа, обращения к первоисточникам, философским и богословским авторитетам. Только при наличии знаний можно говорить о твердых убеждениях, в том числе и религиозных. Именно потому действительно верующего человека, к какой бы конфессии он ни принадлежал, сложно заставить пойти против закона и совести.

Но ведь есть немало людей, которые предпочли бы «духовное развитие» по упрощенному варианту. И в поисках готовой инструкции они легко могут забрести в тоталитарную секту либо в банду, рядящуюся в религиозные одеяния. 

Вне законов божеских и человеческих

В случае с Тимуром было именно так. И посмотрим, куда его чуть не завел такой «духовный поиск». В отчете ООН отмечается: «ИГИЛ и связанные с ним вооруженные группировки совершили масштабные и систематические нарушения международного права.., которые в некоторых случаях могут приравниваться к военным преступлениям и преступлениям против человечества». Это убийства мирных жителей, захват заложников, работорговля, принудительная вербовка детей в ряды группировки, разрушение религиозных и культурных памятников, расхищение имущества, отказ от основополагающих свобод, попытки геноцида или постоянного изгнания религиозных и этнических общин.

И все это прикрывается знаменем одной из мировых религий: аббревиатура ИГИЛ расшифровывается как «исламское государство Ирака и Леванта». Но имеют ли боевики право именовать себя так?

По мнению официальных религиозных кругов, не имеют. Более ста авторитетных мусульманских ученых подписали открытое письмо к руководству ИГИЛ. Они осудили военные действия на территории Ирака и Сирии и нарушения прав человека и подчеркнули, что деятельность ИГИЛ идет вразрез с законами ислама и наносит религии существенный вред, дискредитируя ее.

Имам-хатыб Тверской соборной мечети Таир-Хазрат Сайфутдинов, выступая на круглом столе, также отметил: ИГИЛ нельзя считать исламским государством. Ведь государство призвано защищать права и свободы граждан, а не попирать их. А боевики допускают действия, непозволительные для последователя ислама (как, впрочем, и для представителя любой религии или атеиста). И остановился на самых явных противоречиях духу и букве Корана. 

Террор веры не имеет

Так, ни одна религия не одобряет убийства. Тем более совершенного с особой жестокостью. Например, сожжение летчика, потрясшее весь мир, с позиций ислама преступно вдвойне. Для любого цивилизованного человека это беспредел. А для мусульман еще и святотатство: кара огнем – прерогатива Всевышнего.

В мусульманской традиции нельзя поднять руку на посла: к таковым причисляются журналисты, дипломаты, сотрудники гуманитарных миссий. Как тогда вписать в картину «исламского государства» убийство журналиста Джеймса Фоули?

Мусульмане не могут причинять вред мирным иноверцам. Как тогда расценивать убийство четырех подростков-христиан в Багдаде за то, что они отказались перейти в мусульманскую веру?

А вот одна из последних новостей: в городке Маядин в восточной Сирии двое подростков были жестоко наказаны за несоблюдение поста. Боевики подвесили детей за руки на столбах перед зданием религиозной полиции и продержали так с полудня до позднего вечера. Несмотря на то, что с точки зрения ислама ребятишки религиозные нормы не нарушили: традиция воздержания на протяжении месяца Рамадан от еды и питья в светлое время суток не распространяется на несовершеннолетних. Кстати, религия мусульман не допускает пытки и осуждает нарушение прав женщин и детей, но эти принципы в ИГИЛ тоже игнорируют.

Запрещено Кораном и принуждение к принятию ислама: вера должна идти от сердца, а не от страха за свою жизнь. Тем не менее боевики ИГИЛ требуют у жителей захваченных территорий произнести символ веры под дулом автомата.

Как видим, группировка, именующая себя борцами за веру, на самом деле грубо нарушает основные заповеди этой веры. Что неудивительно: вооруженное бандформирование – это точно не место для духовного самосовершенствования. Террор веры не имеет.

И если кто-либо говорит, что убийства, пытки, унижение человеческого достоинства «угодны Богу» – он лжет или заблуждается. Ни один верующий человек не посмеет возложить ответственность за сотворенное им зло на Всевышнего. Его именем преступники всего лишь прикрывают собственную злую волю и жажду власти. Террор вне законов божеских и человеческих. И в этом солидарны все религии и все народы.

Павел МАКАРОВ 
tverlife.ru

Из приговора суда
Тимура А. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 30, частью 2 статьи 208 Уголовного кодекса Российской Федерации, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев. 
Loading...

Также читайте

Голков мочит Барданова?
  • 23 Марта в 18:00
  • 22 комментария
Это вам не Итальянские баки
  • 23 Марта в 16:18
  • 14 комментариев
"Этого не будет"
  • 23 Марта в 16:12
  • 3 комментария
Ловушка для врио
  • 23 Марта в 11:05
  • 60 комментариев

Добавить комментарий

Имя
Гость (вход, регистрация)
Ctrl+Enter