↑ Наверх

Высоцкий в школе: как это было

Автор: Юрий Извеков
  • 28 Января 2013 г. в 00:38
  • комментариев нет
  • 1749 просмотров
25 января все поклонники Владимира Высоцкого отмечают 75-летие со дня рождения великого поэта и артиста



Фото pravmir.ru

Светлая комната с высоким потолком в двухкомнатной квартире некогда престижного дома по проспекту Победы в Улан-Удэ

Сережа Константинов из 7-го «А» позвал нас послушать Высоцкого. Не знаю, как остальные из «нас», то есть Турик из седьмого же «А» и Воронов из моего 7-го «В», но я лично, то есть Извеков, никогда о таком не слыхал. Однако виду не подаю и даже пытаюсь вставить в разговор что-нибудь умное и в то же время неопределенное, чтобы не попасть впросак.

Сережа ставит на свой магнитофон DZINTARS, он называет его "ГИНТАРАС", да, он ставит на свой "ГИНТАРАС" катушку (пленка тип-2, ее еще склеивают уксусной эссенцией) и мы слушаем некачественную, Бог знает какую перезапись. Я, как самый заторможенный, по первому разу не разбираю ничего. Воронов, не в пример мне, обладатель живого и легкого ума радостно повторяет то, что все-таки понял: 

- Сталин… Зэка… Шалава…

Пленка ставится во второй, третий раз, и вот уже даже я начинаю понимать. Странный, с хрипотцой голос выводит:

- Товарищ Сталин, вы большой ученый,
- Сегодня Нинка соглашается,
- Пили зелье в черепах,
- В ответ они чем-то мигнули.

Наконец нам кажется, что мы поняли все, и мы начинаем горячо обсуждать услышанное. На самом деле мы нахватались отдельных фраз им сумбурно фантазируем на темы, что всегда притягивают души пятнадцатилетних: опьянение, секс, преступление, бунт, то есть: пиво, водка, девки, бабы, проститутки, воры, тюрьмы, лагеря, всяческие намеки на антисоветчину. 

Но, что содержало для нас понятие «Высоцкий», кроме звучной красивой фамилии, хриплого баритона и текстов песен? Каков был его возраст, внешний вид, род занятий? Все это было как-то несущественно. Конечно, если подумать, раз человек поет – то он певец, но с другой стороны Высоцкий это не Кобзон, не Пьеха и уж тем более не Паллад Бюл-бюль оглы, а именно они назывались певцами и выступали по радио и телевидению. Высоцкий ни по тому, ни другому не выступал.

Одним словом, думать не хотелось – хотелось слушать. Остальное, как я уже упомянул, было несущественно. Настолько несущественно, что когда отец Сережи Константин Павлович, серьезный таксист, высокий с выразительными и мужественными чертами лица, утомленный звуками, далеко не первый час бушевавшими в комнате сына, вошел туда и затеял такой разговор:

-Ну, вот вы говорите: Высоцкий, Высоцкий, а кто он ваш Высоцкий? Кто он – артист, певец или кто? Кем он работает? Где живет?

Так вот, когда он это сказал, Сережа сперва опешил, а после некоторой паузы накинулся на отца как-то даже истерически выкрикивая:

-Кто! Кто? Да мужик он, понимаешь, нормальный мужик, ну свой в доску мужик! Кто, кто…

Константин Павлович покачал головой и молча вышел.

Однако вопрос был сформулирован и требовал ответа. В течении последних нескольких месяцев, путем опроса окружающих, как сверстников, так и старших товарищей выяснилось следующее: 

1. Высоцкий бородат.
2. Высоцкий живет в Магадане.
3. Высоцкий сидел в Магадане, а сейчас живет в Москве. (Или до сих пор сидит в Магадане).
4. Высоцкий молодой парень – лет 20-25.
5. Высоцкий старый фронтовик, он глубокий старик, лет этак 45-50.

Кроме этих противоречивых сведений, узнать ничего не удавалось. Владельцы записей Высоцкого, а их оказалось не так уж мало, либо многозначительно молчали, либо туманно излагали то, что уже содержалось в вышеназванных пяти пунктах. Правда, однажды, Юра Стрекаловский из 65-й школы показал мне фотографию бородатого мужика с гитарой и сказал, что это Высоцкий. Тогда я поверил ему лишь отчасти, удостовериться в полной его правоте удалось только года через полтора – два.

Тот же Константинов (а мы посещали с ним фотокружок и очень дружили) сообщил мне, что в «Прогрессе» в зеленом зале идет фильм, в котором играет Высоцкий. Сережа уже побывал там, чего и мне желает. Очередь с ночи занимать не надо – кино идет уже неделю, да и сначала туда никто не ломился: кроме Высоцкого там смотреть нечего. 

Назавтра я уже сидел на десятичасовом сеансе. Фильм назывался «Короткие встречи». Стоял приторный запах конопли, две кучки обкурившихся юнцов в разных углах пустого зала бессмысленным блеянием встречали каждый поворот сюжета о любви женщины-зампредисполкома и молчаливо-наглого геолога. Но сюжет меня не интересовал. Я пялил глаза на него – на Высоцкого. Пусть он оказался неожиданно невысок и узкоплеч, зато как он был динамичен, обаятелен, говорил редко, но каждая фраза тянула на афоризм. И еще он действительно походил на того бородатого мужика, с фотографии. А эта борода! Мне сразу же захотелось иметь такую ( и через тридцать лет, несмотря на все старания у меня такой нет: на подбородке почти так, и усы похоже, а вот на щеках негусто). Одним словом я был поражен и смят как, и миллионы других в России.

Вскоре последовала великолепная «Вертикаль», с полными залами, «нет ли лишнего билетика» и прочими атрибутами полнейшего триумфа. Звезда Высоцкого, ярко сиявшего в метрополии, наконец, засияла и у нас в провинции. У меня завелся серенький магнитофончик «Чайка-2» и все новые и новые записи. Сказать, что хриплый баритон всенародного любимца вырывался из миллионов окон, изнывавшей под бременем тоталитаризма страны – это еще раз произнести банальность. Но так было, было!» Портреты бородатого барда появились в квартирах рабочих, а передовая интеллигенция вешала их рядом с Хемингуэем, а иногда и вместо порядком поистрепавшегося кумира шестидесятых. Обожание певца «Большого каретного» и «Наводчицы» подчас принимало неожиданные в нашем обществе формы.

Однажды в шестьдесят девятом или семидесятом мой друг Анатолий Кушнарев, раздобыв бутафорскую бороду и усы, все подходящей конфигурации, разгуливал, нацепив их от ресторана «Рекорд» (или он уже стал «Селенгой») до центрального гастронома на площади Революции и обратно. А с моей подругой из Института культуры в одной группе учился молодой человек – ну выродок – выродком: низкорослый, узкоплечий, кривоногий, с тяжелым взглядом медвежьих глазок из-под низкого лба. Но скошенный подбородок он прикрывал соответствующей бородой и косноязычно гнусил под расстроенную гитару , догадываетесь, чьи песни. За это он пользовался бешеным успехом у женщин, и не только у тех, к кому я был равнодушен.

Что касается Высоцкого – много было потом: поручик Брусенцов и артист Бенгальский, Хозяин тайги и Дон Жуан, Марина Влади, километры магнитофонной пленки с сотен концертов. А потом была Олимпиада 80, страшный, незабываемый, жаркий день 20 июля, несанкционированные толпы у Театра на Таганке… А потом диски, книги воспоминаний. Но это – общеизвестно и к чему повторяться.

111.jpg

Об авторе: Юрий Извеков родился в селе Брянск Кабанского района Бурят-Монгольской АССР. Окончил Иркутский государственный университет. Член Союза журналистов России. Поэт, фотограф, художник, участник многих выставок. Автор поэтических сборников «Как сухая трава» (1998), «Мышь» (1999), «Татцельвурм» (2006). Живет в Улан-Удэ.

Фото Марины Свининой

Также читайте

«Не наш парень»
  • 26 Сентября в 23:51
  • 153 комментария
Волшебный толчок минкульта Бурятии
Источник: МК в Бурятии
  • 14 Августа в 12:59
  • 89 комментариев
Сурхарбан: зачем он нужен?
Автор: Норжима Цыбикова
Источник: Буряад Yнэн
  • 4 Июля в 10:15
  • 55 комментариев
+1
  • 24 Июня в 11:43
  • 35 комментариев
Баир Дышенов: «Все бурятское находится в жалком состоянии»
Автор: Карина Пронина
Источник: МК в Бурятии
  • 22 Апреля в 08:07
  • 148 комментариев
30.11.2018 22:21
Спам
Цитировать