↑ Наверх

Казнь. Кто принес Александра Толстоухова в жертву большой политике

Автор: Татьяна Никитина
  • 2 Сентября 2014 г. в 20:55
  • комментариев нет
  • 3611 просмотров
Кто принес Александра Толстоухова в жертву большой политике



Александр Толстоухов/russianstock.ru

Библейская история. Господь, желая проверить веру Авраама и после этого окончательно закрепить за ним высокое звание отца верующих, приказал Аврааму принести в жертву единственного любимого сына Исаака. Как ни горестно было старику услышать это откровение, он поклялся его исполнить. Исаак, узнав о том, что ему предстоит, тоже покорно подчинился воле Бога. Однако когда отец уже занес над связанным Исааком нож, небеса разверзлись, и вместо сына на алтаре оказался овен

Улан-удэнская история имела не столь счастливый конец. Александр Толстоухов умер на самом деле, и его смерть открыла в нашей политической жизни нечто такое, чего в Бурятии еще никогда не было. Прошедшие выборы в Улан-Удэнский горсовет стали не самыми грязными, как кричат об этом на всех углах. Они стали самыми страшными. Человек, устроивший публичную казнь марионетки Толстоухова, снял в Бурятии табу на подобные вещи. Когда табу снимается, кому-то всегда захочется повторить то же самое. Со смертью Толстоухова Бурятия перешагнула страшную черту, поставив происходящее здесь в один ряд с тем, что случилось ровно 14 лет назад на Украине. Тогда в пылу политической борьбы при загадочных обстоятельствах был убит украинский журналист Георгий Гонгадзе, пишет "МК".


Гонгадзе возглавил кампанию против Кучмы, Толстоухов — против мэра Улан-Удэ

История Георгия Гонгадзе похожа на произошедшее с Александром Толстоуховым, как две капли воды. Ничем не примечательный журналист грузинского происхождения приезжает на Украину и начинает там работать, как тысячи других журналистов. Однако вскоре Гонгадзе вдруг становится суперпопулярным политическим деятелем, к тому же обладающим непонятно откуда взявшимися большими деньгами. Человек ниоткуда по сути в чужом государстве открывает оппозиционный дорогостоящий интернет-ресурс «Украинская правда», с помощью которого разворачивается кампания против тогдашнего президента Леонида Кучмы. Когда эта затея не удалась, Георгий Гонгадзе исчезает, а через десять месяцев его тело без головы находят в лесу. Теперь уже безголовый труп Гонгадзе становится поводом для национального скандала и массовых протестов против президента Кучмы. Резонанс убийства Гонгадзе был такой же, как смерть журналиста Дмитрия Холодова в России в 1994 году.

Скандал на Украине даже получил название «кучмагейт» по аналогии с уотергейтским скандалом в США, закончившимся отставкой президента Никсона.

На карьеру Кучмы история с Гонгадзе, однако, не повлияла, он доработал до конца своего президентского срока. Кто приказал убить журналиста, так и осталось тайной.

Несмотря на то, что через несколько лет уже следующий президент Виктор Ющенко посмертно присвоил Гонгадзе звание Героя Украины, в честь погибшего назвали проспект, школу и поставили памятник, мало кто сомневался, что Георгий Гонгадзе стал всего лишь ритуальной жертвой в чужой игре. Совершенно очевидно, что он не претендовал на роль самостоятельной фигуры, не хотел быть президентом Украины, так же, как и Толстоухов никогда не собирался работать мэром Улан-Удэ. Подобно Гонгадзе Толстоухов был выбран из ряда других «оппозиционеров» исключительно благодаря своей запоминающейся фамилии и готовности по первому требованию за чужие деньги участвовать в любой предвыборной PR-кaмпании.


Ху из мистер Толстоухов?

В 1999 году Толстоухов впервые баллотируется в депутаты Госдумы по Тулунскому избирательному округу в Иркутской области, где выборы проиграл. В 2004 году работал в предвыборном штабе Михаила Евдокимова, баллотировавшегося на пост губернатора Алтайского края. Проект «Александр Толстоухов» в Бурятии был запущен годом позже, когда бывший морской пехотинец неожиданно появился среди местных коммунистов, вышел перед этим из Социалистической единой партии, вступил в КПРФ и возглавил партийную ячейку пос. Загорск с громкой идеей выхода поселка из структуры Улан-Удэ. Уже тогда лидер бурятских коммунистов Сергей Будажапов очень точно обрисовал сущность нового героя: «Есть категория людей, которые очень много говорят, привлекают к себе внимание, они намеренно идут на это, но за ними нет конкретной организации, нет конкретных дел, а есть желание привлечь к себе внимание, создать шумиху, задеть больную проблему, над которой надо работать, а не шуметь. Я думаю, что Толстоухов относится к этой категории людей».

Наверняка сегодня Сергей Будажапов, если бы его спросили, поправил бы свои слова лишь в том, что какая-то организация — группа лиц — конкретный человек за Толстоуховым все же стояли. Годами привлекать к себе внимание по собственной инициативе может либо олигарх, либо сумасшедший. Александр Толстоухов не был ни тем, ни другим. Пусть сначала он значился заместителем генерального директора ООО «Бурятский цемент», а на этих выборах — директором ООО «ПетрохолдингМ». Толстоухов был заезжим гастролером от политики, никогда и не стремившимся стать настоящим политиком. Вся его функция заключалась в том, чтобы колесить по стране, участвуя в выборах, устраивать акции-демонстрации и выкрикивать лозунги. Возможно, для него и его коллег по цеху введение единого дня голосования стало черной датой в собственном календаре, так как наверняка больно ударило по семейному бюджету. Кто был мистер Толстоухов на самом деле, чем занимался, а самое главное, на чьи деньги жил, так и осталось тайной. Причем жил скорее не бедно.

После смерти Гонгадзе его жена с детьми-близнецами сразу уехала в Америку и получила американское гражданство. Куда уедет жена Толстоухова — мы уже вряд ли узнаем.

Толстоухов не просто регулярно участвовал в улан-удэнских выборах. Каждый раз это были четко спланированные проекты в основном против мэра, и неважно, кто на данный момент был этим мэром — Айдаев, Голков или кто-то иной. Цель всегда была одна — подвесить политика, попить крови, устроить обструкцию. Проекты всегда были с большим бюджетом и немалой командой щедро оплачиваемых соратников. В одном интервью Толстоухов заявил, что еще до выборов подготовил по всему Улан-Удэ около 4 тысяч активистов и 1,5 тысячи наблюдателей — аж по 10 на каждый участок. В какую сумму обошлась такая подготовка, Толстоухов не уточнил, а на прямой вопрос «чем вы занимаетесь», уклончиво ответил, что привлекает в Улан-Удэ инвестиции.

Оппозиционная Айдаеву газета, которую, заметим, и тогда, в 2007 году, готовила известная в республике журналистка, начала выходить чуть ли не за несколько месяцев до начала выборов. Эта щедро оплаченная кем-то инвестиция тогда наделала много шума — Толстоухов уступил Геннадию Айдаеву всего 2 процента. Даже если бы он выиграл, мэром бы Толстоухов все равно не стал — в его планы это никогда не входило. В 2009 году Толстоухов вновь приехал в Улан-Удэ, чтобы выдвинуть свою кандидатуру в депутаты Улан-Удэнского горсовета, но не прошел регистрацию. В 2011 году он выступил консультантом кандидата от КПРФ Татьяны Греховой на выборах в райсовет Еравнинского района, где победу одержал Михаил Слипенчук. Наконец, 19 июля 2014 года Толстоухов с веселой улыбкой сошел с поезда «Иркутск — Забайкальск» на улан-удэнский перрон, где встретил своего знакомого. Состоявшийся затем диалог говорит сам за себя. «Ну что, — спросил Толстоухов, — что нового в городе? — Скучно, — был ответ. — Ничего, скоро будет весело, — полушутя парировал Александр Михайлович. — Ведь в Улан-Удэ приехал Толстоухов!».


На месте Толстоухова мог оказаться любой член «ТОС»

В ситуации, когда официальная политика партии власти ослабела, а вместо партии нам подсовывают какой-то мифический Доброгор, выборы из прозрачных и понятных становятся серыми и малопредсказуемыми. Раньше человек приходил в народ и гордо говорил: я из «Единой России», и все почтительно кивали в ответ головами, потому что понимали, в какой команде идет этот человек, кто за ним стоит вплоть до Москвы, наконец, какие идеи он двигает. Выборы с участием партийных выдвиженцев задавали понятные всем правила. Прошедшие выборы в горсовет вывели на авансцену массу лиц, заведомо отказавшихся от партийной символики на своих баннерах. Это значит, политика в городе ушла в серую область личных договоренностей, известных только самому депутату.

Вслед за этим последовало появление в политике таких личностей, как, к примеру, Бато Багдаев. Всем известно, чем занимается правозащитник Бато.

При этом некая фирма, куда он, по всей видимости, приходит два раза в месяц, совершенно добровольно платит ему «стипендию». Сам Бато спокойно рассказывает о том, что кто-то на прошлогодних выборах за 3 недели до голосования дал ему 1 млн. 200 тысяч рублей.

Проходит год, и откуда ни возьмись в нашем городе появляется проект «Территориальный общественный совет» (ТОС), развивший именно в канун выборов в горсовет бурную деятельность по всему городу опять непонятно на какие деньги. Месяц назад ТОСовцы вместе с Александром Толстоуховым сидели за большим столом как одна команда и давали интервью о подлых шагах городской власти, мешающих их выборной кампании. А на прошлой неделе они же вынуждены были дать пресс-конференцию уже по факту смерти Толстоухова. Глядя на их лица, можно было понять, что они по-настоящему шокированы. Это широкая публика восприняла все произошедшее с Толстоуховым как некую детективную историю. Возможно, только члены движения «ТОС» поняли то, чего не смогли произнести перед телекамерами: на месте Толстоухова мог быть я.


Из-за казни Толстоухова политика в Бурятии стала непредсказуемой

Скандального кандидата восстановили перед днем голосования, и проект под названием «Толстоухов» проваливался. Было понятно, что никакой конкуренции Голкову он составить не сможет при всем своем желании. Власти было даже выгодно, если бы Толстоухов принял участие в голосовании, набрал свои голоса и, по традиции дав прощальное возмущенное интервью, уехал в дальние дали. Но его приглашали сюда не за этим. Толстоухов должен был выполнить свою миссию до конца, как Григорий Гонгадзе. О Гонгадзе стали говорить как о кровавой жертве Кучмы буквально через несколько часов после исчезновения, хотя никто еще и понятия не имел, что с ним произошло. Безголовое тело Гонгадзе нашли через 10 месяцев закопанным в лесу, но в таком состоянии, словно оно все это время хранилось в холодильнике, чтобы его легко можно было опознать. Все это говорится к тому, что листовки на подъездах избирателей округа №6 на тему «власть убила Александра Толстоухова» тоже появились почему-то в воскресенье утром, в день голосования, то есть всего через несколько часов после смерти кандидата, хотя ничего толком никому еще не было известно.

Голкову, действующей власти, всесильной нашей партии незачем было убивать Толстоухова. Его, который кричал и махал руками по чьей-то неведомой воле, публично казнили только затем, чтобы спектакль под названием «свержение власти в Улан-Удэ» продолжался с новой силой. Как и в истории Георгия Гонгадзе, спектакль продолжается. Со дня голосования прошло уже две недели, а история Толстоухова — по-прежнему в городе тема номер один, и таковой будет еще долгое время. Единственный политик, кто совершенно искренне внес во всеобщую эйфорию преклонения перед погибшим здравую ноту, стал председатель республиканского избиркома Дмитрий Ивайловский, четко давший понять, что Толстоухов не такой человек, который мог себя убить.

Печально, что из-за этой страшной казни политика в Бурятии из серой превратилась даже не в черную, а в страшную.

Страшную не для всех кандидатов, для большинства из которых это не более чем увлекательное времяпрепровождение и трата денег не самым худшим образом. Страшную для заезжих гастролеров, нанятых для неведомых им целей и которые, сами того не ведая, обязаны довести эти цели до конца даже ценой своей жизни.

Казнь Толстоухова сняла в Бурятии с выборов некие табу. В жизни всегда что-то происходит в первый раз, после чего многое меняется, а иногда и на все 100 процентов. Это событие в один миг перевело политику Бурятии в зону турбулентности, иначе говоря, непредсказуемости. До этого момента все, что происходило в Бурятии на политической арене, можно было предсказать (даже свержение Айдаева), а теперь нет. На выборах можно было устроить «карусель», раздавать водку и по-другому подкупать электорат. Можно было избить кандидата Архинчеева, поджечь двери Бобкова, но не убивать. Если самым простым и, возможно, самым дешевым способом выиграть выборы становится убийство конкурента — это по-настоящему страшно. Против этого лома приема нет. Все понимают, что, не дай бог, случись завтра что-то, к примеру, с Аркадием Зарубиным, на карьере Андрея Самаринова сразу можно ставить большой крест, и никакие разбирательства здесь не помогут.

На одном из сайтов в комментариях на заданную тему есть такая запись: «Тот, кто сделал это с Толстоуховым, рискованный парень. Так себя вести, когда у тебя куча родни в Улан-Удэ, я бы не стал…».


Также читайте

Снова проиграл
  • 17 Января в 13:09
  • 13 комментариев
Попытка не пытка
  • 18 Декабря в 11:55
  • 207 комментариев
Гамбургский счет
  • 12 Декабря в 20:59
  • 132 комментария
Ничего не было
  • 8 Ноября в 14:23
  • 103 комментария