↑ Наверх

Госдума может расширить права россиян на самооборону

  • 9 Октября 2014 г. в 12:25
  • комментариев нет
  • 1366 просмотров




vit65d.ya.ru

Вице-спикер Госдумы Игорь Лебедев хочет разрешить гражданам убивать преступников, проникших в их дом

В Государственной думе вновь заговорили о необходимости усилить борьбу с преступностью, пишут "Известия". После резонансных приговоров, тем кто защищая себя и своих близких убил или ранил нападавших, в парламенте вернулись к вопросу о расширении прав россиян на применение оружия в случаях, когда кто-то угрожает их жизни, особенно в их собственном жилье. Законопроект об изменении пределов личной самообороны разрабатывает вице-спикер Государственной Думы Игорь Лебедев (ЛДПР) - это аналог законопроекта, который в апреле 2012 года не получил одобрения правительства. По словам Лебедева, сейчас он твердо намерен добиться принятия этого законопроекта. В ближайшее время документ будет внесен на рассмотрение Госдумы.

Это важно довести до ума. Вспомните случай, когда девушка в метро, защищаясь от преступников, применила оружие и получила срок больший, чем преступники. Это же бред, — считает Игорь Лебедев. — К тому же было бы правильно внедрить в российское законодательство концепцию «Мой дом — моя крепость». Если гражданин защищает собственный дом, собственную семью, себя, применяет оружие против бандита, залезшего в его дом, это не должно караться наказанием. В этот раз мы используем современные технологии, разместим текст документа на портале, посмотрим все плюсы, минусы и пожелания и внесем в осеннюю сессию в Госдуму.

Вопросы самообороны сейчас регламентируются ст. 37 Уголовного кодекса — «Необходимая оборона», согласно которой причинение вреда нападавшему не будет считаться преступлением только в том случае, если жизни и здоровью защищавшегося либо других лиц действительно угрожала опасность. При этом в суде надо доказывать, что защищавшийся причинил вред нападавшему не умышленно, а исключительно «в пределах необходимой обороны».

На практике суды периодически приговаривают к реальным срокам заключения тех, кто был вынужден защищаться, и четких критериев допустимых пределов самообороны не существует. Игорь Лебедев напомнил историю, которая произошла в 2012 году. Тогда москвичка на станции метро открыла огонь из травматического оружия и тяжело ранила одного из нападавшего, который первый нанес ножевые ранения ее другу. В 2013 году ее приговорили к трем годам колонии. Девушку признали виновной по 111-й статье УК — «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью».

Другими примером может служить суд в Бийске, когда чемпионку России по пауэрлифтингу среди юниоров Татьяну Андрееву приговорили к 7 годам лишения свободы за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего. Тот, по словам Андреевой, пытался ее изнасиловать. Обвинение не обнаружило на ее теле следов борьбы, поэтому судья отправил девушку в тюрьму. Правда, бывают и случаи, когда судьи ограничивались менее строгим наказанием. Так, в Омске женщина убила супруга, который напал на нее с топором, и получила один год исправительных работ.

На Кубани хозяин частной гостиницы защищал семью и постояльцев от нападения группы бандитов, вооруженных битами, ножами и ружьями. В результате конфликта предприниматель ранил троих нападавших и получил один год лишения свободы за умышленное нанесение здоровью нападавших «вреда средней тяжести».

Попытки исправить правовую ситуацию с вопросом самообороны политики предпринимают регулярно. Полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский в прошлом году предлагал концепцию «Мой дом — моя крепость» к обсуждению пленума Верховного суда. Однако успеха не добился. Михаил Барщевский пояснял тогда, что необходимо закрепить в сознании людей, что за вторжение в чужой дом они могут лишиться жизни. 

Похожий законопроект готовил и депутат Госдумы, член комитета по обороне Алексей Журалев, однако добиться его принятия тоже так и не смог. 

Аналогичный документ о расширении понятия необходимой обороны в нормах уголовного права разрабатывал и сенатор Евгений Тарло. Однако и он получил отрицательные отзывы от Верховного суда и правительства.

Согласно американской концепции «Мой дом — моя крепость» место жительства является неприкосновенным, а проникновение в него без разрешения хозяина заведомо преступно. Данный принцип предоставляет жителю (владельцу) законное право атаковать вторгшегося любыми доступными средствами, вплоть до причинения последнему смерти, чтобы защитить себя, свою собственность и других людей от любого нападения или вторжения, которое потенциально может закончиться нападением.

В начале года на сайте «Российская общественная инициатива» (roi.ru) предложение законодательно закрепить «доктрину крепости» собрало более 100 тыс. голосов. Однако, представители Минюста и МВД не одобрили инициативу.


Также читайте

Без политики
Источник: МК в Бурятии
  • 26 Июня в 13:55
  • 138 комментариев
Случай в питерской коммуналке
  • 18 Июня в 13:52
  • 46 комментариев
Рабы системы
  • 13 Февраля в 18:25
  • 71 комментарий
«Механизм поборов»
  • 31 Января в 11:55
  • 5 комментариев