↑ Наверх

Вырождаемся

Автор: Марк Гольдштейн
  • 22 Октября 2014 г. в 20:15
  • комментариев нет
  • 3508 просмотров
Кто запустил в Бурятии механизм негативной селекции местной элиты



Кто станет следующим уполномоченным по правам человека в Бурятии после отставки Ивана Калашникова? Сарафанное радио сообщает: депутат Народного Хурала Юлия Жамбалова (в девичестве Гыпылова). Эту информацию пока не подтвердили, но и не опровергли в региональном правительстве. «А если это так, она нисколько не хуже Ивана Калашникова», — отметил источник "МК" в правительстве Бурятии

Юлия Гыпылова фигура небезызвестная, номенклатурная, начавшая восхождение по карьерной лестнице с чиновничьей должности в комитете по молодежной политике. И, оказавшись в «Молодой гвардии» партии власти, уже не свернула с пути «Единой России», заботливые руки которой усадили Юлию сначала в депутаты городского совета по спискам «ЕР», а потом и выше — в Народный Хурал Бурятии.

А между делом отметили еще и в качестве кандидата в Госдуму, что тоже почетно!

У желающих поспорить с очередным выбором власти при виде послужного списка соискательницы, наверное, опустятся руки: даже и не знаешь, чем возразить! Глядя на ее карьеру, удивляешься, как этой девушке-женщине-даме, не имеющей больших денег, и, откровенно говоря, очевидных достижений, все дается легко! И настолько закономерно, что на первый взгляд возможное назначение на должность с министерской зарплатой и персональным водителем — уполномоченного по правам человека, — кажется логичным этапом в ее карьере!

Чтобы претендовать на эту должность, у директора центра по правовым вопросам Юлии Жамбаловой есть все — врасплох, как говорится, не застать! Даже диплом юриста (в 2006 году окончила юридический факультет Новосибирского института экономики и менеджмента) и членство в бурятском отделении ВОО «Ассоциация юристов России». Так что в этом смысле она действительно — нисколько не хуже бывшего главы МВД Бурятии. Может, даже лучше!

Но куда деваться от этого щемящего, навязчивого, этого гнетущего ощущения, что нас в очередной раз разводят, подсовывая не тот товар. Да, Юлия Гыпылова не хуже Ивана Калашникова! Если не замечать того, что генерал в отставке через год работы уполномоченным сдался и ушел, якобы по состоянию здоровья.

Может, просто не понял, на что подписался год назад, а, поняв, предпочел уйти на покой?

Хлопотно это — защищать права униженных и оскорбленных, особенно если всю свою жизнь накануне преследовал и наказывал. Сколько их пришло (написало) к Ивану Игнатовичу за 10 месяцев активной фазы института уполномоченного — из тюрем, из СИЗО, домов для престарелых, от инвалидов, беспомощных стариков и одиноких сирот? По словам самого Ивана Калашникова, 999 человек! И это при том, что институт уполномоченного практически не рекламировался, а сам Иван Игнатович старательно избегал общения с прессой. Значит, востребован защитник!

И вот — Юлия Гыпылова, яркая, воздушная, эпатажная, как лицо с обложки, символ молодой и не очень гвардии, завсегдатай социальных сетей и политбомонда в белых перчатках и кружевах, погружающаяся с головой на самое дно социальных бедствий. Вы можете себе это представить? Я — нет! Станет ли Юлия Гыпылова тем лучом света в темном царстве людских проблем — большой вопрос!

post-29-1372671415.jpg

— Когда в Бурятии появился институт уполномоченного по правам человека, юридическое сообщество воодушевилось надеждой, что будет выбран кто-то из их среды — опытный юрист, практик, прекрасно владеющий инструментами защиты, — говорит «МК» кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса БГУ Светлана Бураева. — Сейчас место освободилось, но к сообществу так никто и не обратился. А убеждение о том, каким должен быть уполномоченный по правам человека, окрепло. Он должен представлять проблемы, с которыми сталкиваются люди, и, что не менее важно, располагать реальными механизмами их решения. А не так, как это делается сейчас в лучших традициях застоя — направлять жалобы к тому же чиновнику, на которого жалуются, и футболить человека от инстанции к инстанции.

По мнению Светланы Бураевой, быть «добрым, чутким — этого, явно, недостаточно, чтобы заниматься эффективной защитой прав человека».

— Надо иметь и зубы, и характер, и хватку, и опыт, и принципы.

А еще лучше — профессиональные навыки, которые приобретаются и оттачиваются только в ходе судебных заседаний и прений. Нужен человек, привыкший стоять условно по другую сторону баррикад, защищая интересы рядовых граждан от самодурства чиновников. От тех самых чиновников из тех самых государственных органов, откуда должность уполномоченного по правам человека год назад занял бывший министр Иван Калашников, должность уполномоченного по правам детей — Татьяна Вежевич (бывший чиновник минобраза РБ), а на должность уполномоченного по защите прав предпринимателей представлен бывший главный судебный пристав-исполнитель Анатолий Дашиев. Из этой же обоймы Юлия Гыпылова (Жамбалова).

Ну почему всегда одни и те же, будто нет других — талантливых, ярких, амбициозных, умных и перспективных. Так недалеко и до полного вырождения. Если следовать логике кровосмешения. По мнению экспертов, то, что происходит сейчас в «кадровой политике» — есть не что иное, как деградация местной элиты, имеющей рукотворный характер. Механизм ее негативной селекции, осознанно запущенный несколько лет назад, грозит региону катастрофическими последствиями.


Также читайте