↑ Наверх

Отец нации. Как Ли Куан Ю вывел Сингапур из нищеты и превратил отсталую азиатскую колонию в мировой экономический центр

Автор: Варвара Кошечкина
Источник: Lenta.ru
  • 13 Марта 2023 г. в 17:39
  • комментариев нет
  • 729 просмотров
После Второй мировой войны Сингапур, как и большинство стран Юго-Восточной Азии, прозябал в разрухе и бедности. Остров был отсталой британской колонией, лишенной каких-либо природных ресурсов и даже пресной воды. Население маленькой страны по большей части обитало в трущобах, процветали разве что безработица и преступность. Жизнь сингапурцев начала стремительно преображаться, когда к власти пришел Ли Куан Ю — амбициозный молодой политик с красным дипломом Кембриджа. Он понимал, что британцы не смогут обеспечить острову экономического развития и сингапурцы могут добиться этого только своими силами.


Ли Куан Ю. Фото: Inosmi.ru

Ли Куан Ю оставался у власти 30 лет. За эти годы он одержал победу в нелегкой борьбе с коррупцией и провел десятки реформ, превратив бедную колонию в процветающее независимое государство.

«Лента.ру» в рамках проекта «Эпоха лидеров» вспоминает историю Ли Куан Ю и разбирается, из каких ингредиентов он составил рецепт сингапурского экономического чуда, который сегодня весьма полезен и для России. Долгие годы после распада СССР наша страна оставалась в некоторой зависимости от Запада, где ее предпочитали видеть чем-то вроде культурной и экономической колонии. Теперь же, спустя десятилетия, Россия окончательно встала на путь самостоятельного развития и независимости. При этом Россия, в отличие от Сингапура, богата природными ресурсами, а значит — при сильной политической воле и грамотном управлении способна сотворить собственное экономическое чудо.

9 августа 1965 года — важная дата в истории Сингапура. В этот день был подписан закон о выходе страны из Федерации Малайзия. Впервые в своей истории Сингапур стал полностью независимым государством. Однако премьер-министр страны Ли Куан Ю принял эту новость с горечью в сердце. Выступая в прямом эфире перед гражданами, он не смог сдержать слез. «Каждый раз, когда мы будем оглядываться назад, вспоминая тот момент, когда мы подписали это соглашение, это будет момент страдания», — сетовал политик. С юных лет он верил в единство двух территорий и двух народов — сингапурского и малайзийского, и это решение поставило крест на его мечте.

Тогда Сингапур был в самом начале своего пути к богатству и процветанию, и у главы правительства было много причин для печали. Ли Куан Ю мечтал, что остров станет деловым центром Малайзии, а сам он однажды займет пост премьер-министра единой страны. До самой старости Ли Куан Ю вспоминал, как малайзийские власти вынудили Сингапур отделиться, хотя понимали, что маленькое государство сильно зависело от Большой земли. Он считал, что подвел людей, которые поверили в него, избрав своим лидером.

Объявив народу о независимости, Ли Куан Ю отправился в кабинет и продолжил работу над планом реформ. Остаток своей жизни он посвятил тому, чтобы сделать Сингапур богатой и процветающей страной. Своей цели он добился: 60 лет спустя Сингапур ассоциируется с небывалым экономическим ростом и одним из высочайших в мире уровней жизни.

Встреча Востока и Запада

Ли Куан Ю родился в Сингапуре 16 сентября 1923 года в семье этнических китайцев из среднего класса. Его отец был представителем народности хакка, которых за предприимчивость и смекалку иногда называют ‎китайскими евреями; предки по материнской линии были перанаканами — малайзийскими китайцами. В те годы страна была колонией Великобритании. Родители будущего премьера увлекались британской культурой и даже назвали своего сына на британский манер — Гарри Ли.

Начальное образование Гарри Ли получил на родине, в 1945-м он окончил сингапурский Раффлз-колледж (сегодня это Национальный университет Сингапура) и продолжил учебу в Великобритании — в Лондонской школе экономики, а затем в Фицуильям-колледже в Кембридже. Будущий политик был блестящим студентом и окончил университет с двумя красными дипломами — в области экономики и права. Интересно, что первым, фактически родным языком Гарри был английский. Китайский он окончательно освоил уже после возвращения из Великобритании, чтобы иметь возможность говорить с избирателями, когда решил заняться политикой. Тогда же он взял себе китайское имя Куан Ю, а позже выучил также малайский и тамильский языки.

Старший научный сотрудник Центра Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН Екатерина Астафьева‎ отмечает, что в условиях колониальной зависимости Сингапура получение британского образования было жизненной необходимостью: только образовательная программа на английском языке давала жителям страны (китайцам, малайцам, индийцам) возможность получить приличную работу.

Еще в Великобритании Ли думал о том, как применить свои знания и опыт на родине. В 1950-м он вернулся в Сингапур и начал работать в одной из самых престижных адвокатских контор города «Лейкок энд Он»‎, а через два года основал собственную компанию. Он занимался юридической практикой до 1959 года, активно сотрудничая с профсоюзными организациями. Молодой юрист часто бесплатно представлял профсоюзы в разбирательствах с британской колониальной администрацией, помогал работникам добиваться улучшения условий труда и повышения зарплаты.

Колониальная зависимость Сингапура от Великобритании

Несмотря на успехи на юридическом поприще, Ли Куан Ю с молодости был нацелен на политическую карьеру. К этому его подтолкнул период японской оккупации, который продлился с февраля 1942-го по сентябрь 1945 года. Тогдашний премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль назвал захват Сингапура «наихудшей катастрофой и крупнейшей капитуляцией в британской истории». Для всех сингапурцев это стало шоком, так как считалось, что остров — это крепость, которую невозможно захватить благодаря надежной защите британской армии. «Я не выбирал для себя занятия политикой. Это японцы принесли политику в мою жизнь»‎, — рассказывал позже Ли. Времена оккупации надолго закрепили в сингапурцах ощущение незащищенности. Отныне они должны были сами заботиться о безопасности своего острова.

После войны Сингапур находился в состоянии упадка и глубокого кризиса: в стране была высочайшая безработица, инфраструктура была разрушена, люди голодали и регулярно устраивали забастовки. Такое положение дел вызвало рост антиколониальных настроений.

В 1954 году Ли Куан Ю стал одним из основателей Партии народного действия (ПНД), которая придерживалась антиколониальных взглядов и принципов демократического социализма. В 1955 году его избрали депутатом в национальную ассамблею Сингапура от ПНД, а в 1957-м партия победила на муниципальных выборах.

Антиколониальное движение ширилось, и представители политических элит Сингапура все настойчивее требовали от Лондона большей автономии. В итоге в 1959 году ​​Великобритания согласилась на самоуправление колонии, сохранив за собой право принимать решения в обороне и внешней политике. Так Сингапур стал автономным государством в составе Британского содружества — со своим правительством и парламентом. В том же году ПНД одержала победу на всеобщих выборах в парламент. Так в 1959-м Ли Куан Ю стал первым премьер-министром Сингапура, получившего статус самоуправляющегося государства в составе Британского содружества наций.

ПНД придерживалась умеренного курса во внутренней и внешней политике, но не все были с ним согласны. Вскоре после победы на выборах в партии активизировалось левое крыло, поддерживающее коммунистические идеи. Это всерьез обеспокоило премьера, так как тогда еще была свежа память о корейской войне, разделившей полуостров на коммунистический Север и демократический Юг. Тогда Ли Куан Ю впервые продемонстрировал, что он может быть весьма жестким политиком. Он обвинил левых в продвижении идей коммунизма и приказал арестовать несколько известных политиков.

Правящая партия под руководством Ли Куан Ю выбрала неолиберальный курс, предполагающий наличие свободного рынка и ограниченное вмешательство государства в экономику. Между тем левые партии не оставляли попыток усилить свое влияние. Опасаясь, что коммунисты могут захватить власть в еще неокрепшей стране, в 1963-м премьер пошел на переговоры с властями Малайзии, которые закончились объединением двух государств в Федерацию Малайзия. В том же году Сингапур в одностороннем порядке объявил о независимости от Великобритании.

Однако мирного сосуществования двух стран не получилось: между малайзийскими и сингапурскими политическими элитами то и дело возникали разногласия. Сингапурские власти пытались усилить влияние на китайцев в Малайзии, которые составляли около трети населения страны, что было встречено негодованием малайзийских властей — они заподозрили Ли Куан Ю в попытке расколоть страну по этническому признаку. В противовес они начали политику позитивной дискриминации в отношении малайзийцев, что только усилило напряженность в обществе.

21 июля 1964-го в Сингапуре произошли столкновения между китайцами и малайзийцами, в которых 23 человека погибли и несколько сотен получили ранения. Межэтническое напряжение усугублял еще и религиозный фактор: малайзийцы преимущественно исповедуют ислам, а китайцы — буддизм. Клубок социальных, политических и религиозных противоречий закручивался все плотнее, но ни одна сторона не смогла предложить модель совместного сосуществования, которая устроила бы всех. В результате в 1965 году было принято радикальное решение: парламент Малайзии проголосовал за исключение Сингапура из состава федеративного государства. Так остров обрел полную независимость, хотя это не радовало ни сингапурских граждан, ни их премьер-министра.

Ведущий эксперт Центра АСЕАН при МГИМО МИД России, эксперт клуба «Валдай» Виктор Сумский полагает, что Ли Куан Ю и впрямь вынашивал план в перспективе стать премьер-министром всей Малайзии. С этой целью он старался расширить свое влияние на политической арене государства, однако его амбиции разбились о суровую политическую реальность.

Равенство и неподкупность

После обретения Сингапуром независимости Ли Куан Ю понял, что ему предстоит бороться ни много ни мало за выживание государства. У небольшой азиатской страны не было не только собственной армии и экономики, но и свободного доступа даже к базовым благам. Большая часть сингапурцев жила в трущобах, на острове не было практически никаких природных ресурсов, и даже пресную воду приходилось завозить из соседней Малайзии. Помимо этого, Сингапур имел репутацию наркотической столицы региона, что не прибавляло ему привлекательности в глазах потенциальных инвесторов. Несмотря на такие стартовые позиции, Ли Куан Ю решил во что бы то ни стало вывести страну на путь экономического роста.

В 1966 году главная на тот момент оппозиционная партия Сингапура «Социалистический фронт» опрометчиво решила бойкотировать выборы в парламент. Лидеры партии раскритиковали независимость Сингапура от Малайзии, заявив, что она не является подлинной и подрывает основы парламентской демократии, так как отделение острова не обсуждалось его законодательными органами. Демарш политических оппонентов позволил ПНД занять все депутатские места и взять законодательный орган под полный контроль. Ли Куан Ю смог беспрепятственно проводить реформы, которые встретили понимание и поддержку у граждан. К следующим выборам позиции премьера и его партии были настолько прочны, что в 1968-м ПНД уже без всяких бойкотов одержала полную победу.

Основой экономических преобразований Ли Куан Ю стала концепция национального интереса, которая предполагала, что политическое выживание Сингапура возможно лишь при быстром экономическом развитии и заинтересованности каждого гражданина. При этом в кадровой политике премьер руководствовался принципом меритократии, назначая на высокие посты наиболее способных и талантливых людей — вне зависимости от их социального статуса и этнической принадлежности.

- У нас нет никаких природных ресурсов. У нас есть только люди, живущие на маленьком, стратегически важном кусочке суши, - отмечал Ли Куан Ю.

Главным направлением, на котором премьер-министр сосредоточил свои усилия, стала борьба с коррупцией. В те времена в Сингапуре, как и в большинстве стран Юго-Восточной Азии, процветало кумовство и взяточничество. С этим было решено бороться, руководствуясь двумя принципами: неизбежностью наказания и равенством перед законом всех, независимо от национальности и положения в обществе. Ответственность за участие в коррупционных схемах несли все, в том числе высокопоставленные политики.

Власти создали специальный орган — Бюро по борьбе с коррупцией, которое подчинялось напрямую Ли Куан Ю и имело неограниченные полномочия в расследовании преступлений. Сотрудники бюро имели право задерживать и обыскивать любого гражданина, заподозренного в получении или даче взятки. За подобные правонарушения ввели огромные штрафы, даже за сокрытие информации о коррупционном действии виновному грозил штраф в размере более десяти тысяч долларов.

В процессе искоренения коррупции в Сингапуре Ли Куан Ю отправил в тюрьму несколько министров, включая своих старых соратников. Таким образом он показал, что перед законом действительно все равны. Так, министра окружающей среды Ви Тун Буна уличили в получении особняка от делового партнера и в краже средств на поездки в Индонезию с семьей. Его приговорили к четырем с половиной годам тюрьмы. «Ви Тун Бун был преданным лидером начиная с 50-х годов, поэтому мне было больно стоять перед ним и выслушивать неубедительные попытки доказать свою невиновность», — вспоминал премьер-министр.

Еще один соратник Ли Куан Ю — министр национального развития Те Чин Ван — в 1986 году покончил с собой после того, как его обвинили в получении взятки на сотни тысяч долларов. В предсмертной записке, адресованной лично главе правительства, он написал: «Как благородный восточный джентльмен я считаю, что будет справедливо, если я заплачу за свою ошибку самую высокую цену».

В 1995 году антикоррупционные органы начали расследование против семьи самого Ли Куан Ю. Его родственников обвиняли в незаконном увеличении капиталов за счет покупки недвижимости. По поручению кабмина было начато расследование, которое впоследствии доказало полную невиновность политика и его близких.

- Тот факт, что созданная мною система позволила расследовать и предать гласности мои собственные действия, показал, что она беспристрастна и эффективна. Перед законом у нас все равны, - говорил Ли Куан Ю.

Помимо жестких наказаний и показательных арестов, важным решением Ли Куан Ю в процессе борьбы с коррупцией в Сингапуре стало существенное повышение зарплат госслужащим. Доходы чиновников выросли до восьми сотен тысяч долларов США в год, а судей — до миллиона долларов. Получая зарплату на уровне топ-менеджеров глобальных корпораций, сотрудникам госаппарата стало невыгодно рисковать должностями и свободой ради взяток. Сегодня сингапурские чиновники — одни из самых высокооплачиваемых в мире.

Реальные результаты в борьбе с коррупцией с каждым годом повышали доверие населения к власти. Росла и личная популярность Ли Куан Ю. В немалой степени этому способствовало его решение ликвидировать трущобы. На деньги государства в Сингапуре развернули программу строительства доступного жилья и в короткие сроки возвели десятки многоквартирных домов. Правительство всячески стимулировало приобретение жилья, предоставляя гражданам ипотеку под низкий процент. Благодаря этому за несколько лет большинство сингапурцев переехало из ветхих строений без каких-либо удобств в комфортабельные квартиры.

Симпатии граждан напрямую конвертировались в голоса избирателей, и партия Ли Куан Ю стабильно получала все места в парламенте на выборах 1972, 1976 и 1980 годов. Представители оппозиции смогли избраться в парламент только в 1984-м и заняли всего два места из 74, что никак не повлияло на расстановку сил.

Надежная гавань в хорошем месте

Но даже с самыми неподкупными чиновниками сингапурские власти едва ли могли рассчитывать на построение процветающего государства без достаточных финансовых ресурсов. Поэтому еще одной важной задачей для Ли Куан Ю стало привлечение в страну иностранных инвестиций. Специальное Управление по экономическому развитию занималось поиском инвесторов по всему миру и заманиванием в страну глобальных корпораций.

Законодателям пришлось изрядно потрудиться, создавая максимально привлекательные для иностранного бизнеса условия. Власти ликвидировали большинство административных барьеров: открыть бизнес в Сингапуре стало очень легко, без долгой бюрократической волокиты, а надзор за бизнесом и вмешательство государства в коммерческую деятельность были существенно ограничены. Предпринимателей, открывших бизнес в Сингапуре, освободили от налогов на пять, а потом и на десять лет.

- Если бы я должен был описать одним словом, почему Сингапур преуспел, то этим словом было бы «доверие». Именно доверие к нам позволило иностранным инвесторам основать свои фабрики и заводы в Сингапуре, - подчеркивал Ли Куан Ю.

По мнению премьер-министра, не только деловой климат, но и комфортная городская среда играли важную роль в улучшении имиджа Сингапура. Ли Куан Ю активно развивал общественные пространства, занимался озеленением и улучшал инфраструктуру. По его инициативе в регионе Чанги построили большой аэропорт, который остается одним из лучших в мире.

- Иностранные управляющие обычно встречались со мной, прежде чем принять решение об инвестициях. Я считал, что лучший способ убедить их принять такое решение, — сделать дорогу от аэропорта до моего офиса чистой, элегантной и зеленой, - говорил Ли Куан Ю.

У Сингапура не было своих полезных ископаемых, но Ли Куан Ю тем не менее нашел способ на них заработать. Он понимал, что важнейшим ресурсом XX, а возможно и XXI века будет нефть. Но если невозможно добывать свою, почему бы не перерабатывать чужую? В пользу этого решения говорило и географическое положение острова, расположенного на пересечении основных торговых путей. К началу 1960-х в стране были созданы очень выгодные условия для открытия нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), и за десять лет Сингапур стал одним из крупнейших мировых центров нефтепереработки. К 1972 году на острове работали НПЗ крупнейших нефтедобывающих компаний, таких как Shell, Mobil, Esso, British Petrolеum.

Ли Куан Ю не единожды демонстрировал потрясающее экономическое чутье и предвидение, развивая именно те сферы, в которых возможен технологический прорыв. Так, еще в 1968-м, когда микроэлектроника, на которой основаны все компьютерные технологии, только начинала развиваться, компания Texas Instruments открыла в Сингапуре производство полупроводников. Ее примеру вскоре последовали и другие фирмы. Когда во всем мире начался компьютерный бум, Сингапур уже был одним из лидеров на этом рынке.

Ли Куан Ю по полной использовал выгодное географическое положение острова. Стране удалось стать одним из мировых финансовых центров благодаря тому, что она находится в удобном часовом поясе между США и Европой. Сегодня Сингапурская биржа исполняет функции фондовой, валютной, товарной и клиринговой площадки и играет значительную роль на фондовом рынке Азии. Она уступает более крупным игрокам, таким как Токио, Шанхай и Гонконг, но имеет важное значение для всего мира: более половины акций на ней представлены иностранными компаниями.

Сложно сказать, что больше привлекало зарубежный бизнес, — сингапурские законы, географическое положение острова или его городская среда, но стратегия Ли Куан Ю, в которой он сделал ставку на все эти факторы, сработала. К 2020 году объем прямых иностранных инвестиций в Сингапуре составил около 1,7 триллиона долларов США.

Знания и дисциплина

Еще на заре своей политической карьеры Ли Куан Ю понимал, что строительство процветающего государства невозможно без создания образованной, дисциплинированной и законопослушной нации. Однако этническое и религиозное разнообразие сингапурцев делало эту задачу весьма непростой. Премьер-министру предстояло полностью перестроить общество, и в качестве объединяющего элемента он выбрал систему образования.

В начале 1960-х у большинства сингапурцев было не более трех классов образования, в школах не было единой учебной программы, преподавание велось на разных языках, а 17 процентов населения и вовсе были неграмотными. Выпускник Кембриджа прекрасно понимал, насколько важны знания для успешного развития страны, и в числе первых провел образовательную реформу. В стране появилась единая система обучения на английском языке. Это позволяло сингапурцам продолжить образование за рубежом и работать с иностранными бизнесменами, которых в стране становилось все больше. Вторым обязательным языком во всех сингапурских школах стал китайский, поэтому сегодня большинство сингапурцев в совершенстве владеют как минимум двумя языками.

Для реализации своей реформы премьер в 46 раз увеличил финансирование сферы образования и привнес в нее многое из своего кембриджского опыта. У сингапурских школьников появилась возможность обучаться по индивидуальной программе и выбирать наиболее интересные предметы уже в средней школе. Такой подход обеспечил эффективное развитие и рост числа специалистов. В 1968 году в сингапурских университетах было в общей сложности 425 преподавателей, а в последующие четыре года их число выросло до 1950. Власти существенно повысили им зарплату и ввели в школах и университетах серьезный отбор на преподавательские должности. Профессия учителя стала престижной, конкурс на должность учителя достигал десяти человек на место. Сегодня преподаватели считаются в стране привилегированным классом, а образовательную систему Сингапура называют одной из самых успешных в мире.

Благодаря реформе Ли Куан Ю уровень образованности населения значительно вырос. Если в 1965 году в стране насчитывалось лишь 5 тысяч студентов при населении в 1,8 миллиона человек, то в 2005 году их число превысило 59 тысяч на 4,2 миллиона граждан.

Помимо образования, важным аспектом реформирования общества Ли Куан Ю считал дисциплину. В школьные годы он регулярно подвергался телесным наказаниям и верил в их эффективность. «Я никогда не понимал, почему западные педагоги-методисты выступают против телесных наказаний. Ничего страшного ни со мной, ни с моими однокашниками не случилось», — вспоминал политик. Он ввел использование телесных наказаний в стране в качестве одной из исправительных мер. Они распространены на острове и сегодня, к ним приговаривают как минимум по 40 статьям Уголовного кодекса. Наказание осуществляется посредством ударов ротанговыми палками, которые называются caning (от английского cane — «трость»). Наказание палками также официально признано в качестве дисциплинарной меры в школах и тюрьмах Сингапура.

Помимо телесных наказаний, при Ли Куан Ю в Сингапуре появилась жесткая система штрафов. Правительство фактически контролировало бытовую жизнь граждан, указывая им, как себя вести и чего избегать. Например, в стране запрещены жевательная резинка, граффити и перекусы в метро. Штраф и даже тюремный срок полагается за подключение к чужой точке Wi-Fi. Разрешена в Сингапуре и смертная казнь — через повешение: к ней приговаривают за убийство, терроризм, контрабанду наркотиков, попытку похищения человека. При этом около 70 процентов граждан поддерживают сохранение такой меры, полагая, что она снижает уровень преступности. Сложно сказать, насколько это верно, но факт остается фактом: Сингапур входит в десятку самых безопасных стран на планете.

От мечты к реальности

Главное отличие Сингапура от большинства развитых стран мира заключается в том, что сингапурское экономическое чудо свершилось в условиях авторитарной политической системы. Формально Ли Куан Ю скопировал управленческое устройство Великобритании, внедрив элементы Вестминстерской системы. На деле премьер-министр обладал практически неограниченными полномочиями в принятии решений, и правовое государство он построил авторитарными методами.

Вестминстерская система

В своем подходе к госуправлению Ли Куан Ю был прагматиком и использовал любые методы для быстрого развития. Он полагал, что в развивающейся, но еще не окрепшей стране некоторые свободы допустимо принести в жертву для всеобщего блага. В частности, он ограничил свободу СМИ, поставив их под контроль двух государственных компаний: «Сингапур пресс холдингс» управлял газетами, «Медиакорп» — телевидением и радио. Журналистов, которые критиковали правительство или поддерживали оппозиционных политиков, могли арестовать и обвинить в клевете. По мнению Ли Куан Ю, медийная деятельность должна работать на целостность Сингапура, а финансируемые из-за рубежа издания могли негативно влиять на внутреннюю политику государства. Так, он запретил американский журнал Wired, в котором писатель Уильям Гибсон опубликовал статью, где назвал Сингапур «Диснейлендом со смертной казнью».

Ведущий эксперт Центра АСЕАН при МГИМО МИД России, политолог Виктор Сумский напоминает, что в Сингапуре всегда существовали разные политические движения. «Но те из них, которые могли помешать работе Ли Куан Ю и его правительства, необходимо было убирать с политической сцены. Не столько репрессивными мерами, сколько мерами, связанными с удовлетворенностью населения тем, что дает им действующая власть», — объяснил он. По словам ученого, именно комбинация авторитарного стиля с хорошей работой экономики обеспечивала Ли Куан Ю стабильную поддержку граждан. Кроме того, важная роль Сингапура в международной экономической системе защищала его от нападок соседей и западных стран, недовольных политическим строем в государстве.

Успех Сингапура во многом объясняется личностью самого Ли Куан Ю. Несмотря на ограничение ряда свобод, таких как свобода слова и СМИ, главной целью его реформ всегда оставалось благополучие граждан. Он старался развивать все сферы общественной жизни, чтобы сингапурцы однажды смогли назвать себя самыми счастливыми людьми на планете. «Мы хватались за любую идею, которая могла создать новые рабочие места и дать людям средства к существованию», — рассказывал Ли Куан Ю.

Екатерина Астафьева считает, что несмотря на существование общепринятого клише о сингапурском чуде, в реальности за этим чудом стояла трудная, планомерная работа. По ее словам, не все и не всегда одобряли проводимые реформы, многие сложности приходилось преодолевать, ломая сложившиеся в обществе стереотипы. «Что касается авторитаризма, то это вопрос менталитета. Можно сказать, что подчинение лидеру и, как следствие, государству — характерная черта азиатских социумов», — уверена востоковед. Основой успеха в таких обществах становится приоритет государственных интересов над личными. Что хорошо для государства в целом — хорошо и для человека в частности, а никак не наоборот.

- Феномен успеха Ли Куан Ю заключается в том, что ему удалось убедить общество в необходимости развития. В том, что выбор прост: или погибнуть, или выжить, а чтобы выжить, необходима консолидация — создание единой сингапурской нации, - отмечает Екатерина Астафьева, востоковед.

Несмотря на свою популярность в обществе, Ли Куан Ю понимал, что граждане устают от одной и той же политической фигуры на посту главы правительства. Поэтому в 1990 году он подал в отставку, но сохранил за собой пост члена парламента и старшего министра в кабмине своего преемника Го Чок Тонга. Он продолжал участвовать во внешней и во внутренней политике страны, поскольку обладал авторитетом как у местных чиновников, так и у зарубежных партнеров.

В августе 2004 года должность премьер-министра Сингапура и председателя ПНД занял Ли Сянь Лун — старшин сын Ли Куан Ю. В 2004-2011 годах Ли Куан Ю был министром-ментором в правительстве своего сына и выступал в роли наставника и советника для высокопоставленных политиков.

5 февраля 2015 года на 92-м году жизни политик попал в больницу с острой пневмонией. Его подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. 23 марта, первый премьер-министр Сингапура скончался в Главном госпитале страны. В стране был объявлен семидневный национальный траур.

- Я не утверждаю, что все, что я делал, было правильным, но все было сделано ради благой цели, - говорил Ли Куан Ю.

Виктор Сумский отмечает, что Ли не был однозначным вестернизатором и очень заботился о сохранении уникального лица своего государства. При этом у сингапурского премьера не было продуманного плана на все годы реформ, эти планы все время менялись, уточнялись, корректировались — до тех пор, пока не вырабатывалась стратегия, которая начинала работать.

- Такой человек, как Ли Куан Ю, не рождается в каждом поколении. Эти люди сами по себе большая редкость, и никто не знает, когда у Сингапура снова появится такой лидер? - считает Виктор Сумский,
политолог.

***
О результатах трудов Ли Куан Ю нагляднее всего говорят цифры. В период его правления ВВП Сингапура ежегодно увеличивался примерно на девять процентов, сегодня он достигает 400 миллиардов долларов. Страна находится на 11-м месте в индексе человеческого развития, обходя по этому показателю США и Великобританию. Сингапур долгие годы держится в десятке государств мира с минимальным уровнем коррупции, а в 2021 году страна вышла по этому показателю на пятое место, обогнав Швецию, Нидерланды и Швейцарию.

Ли Куан Ю пришел к власти в разоренной постколониальной стране и за 30 лет, проведя масштабные реформы, превратил бедный остров в деловой и индустриальный центр. Он дал новое будущее своей родине и сделал миллионы людей богаче и счастливее.

При этом опыт Сингапура не уникален. В странах со стабильной политической системой есть примеры устойчивого экономического и социального развития, которые основаны на схожих принципах неизменности государственной политики. Как когда-то в Сингапуре, в России реализуются масштабные инфраструктурные проекты. Уже несколько лет в российских городах идет процесс реновации — переселения граждан из старого жилья в современные новостройки. Развитие Северного морского пути со временем сделает его альтернативой Суэцкому каналу, а Новый шелковый путь — проект панъевразийской транспортной системы — станет главным транзитным коридором, соединяющим Европу и Азию.

Реализация таких проектов — это многолетняя работа, и, как показывает опыт Сингапура, стабильность власти дает возможность проконтролировать ее успешное выполнение на всех этапах. Поэтому именно сейчас у России есть шанс пойти по сингапурскому пути, взяв лучшее из опыта этой азиатской страны и ее лидера. Наша страна упорно добивается не только политической и культурной, но и экономической независимости, формируя надежный фундамент для дальнейшего развития. При этом у России есть то, о чем Ли Куан Ю не мог и мечтать, — богатые природные ресурсы. Сочетание этих факторов открывает поистине колоссальные перспективы и возможности.

Также читайте