↑ Наверх

Мой Крым и мой Севастополь

  • 1 Апреля 2014 г. в 12:43
  • комментариев нет
  • 3244 просмотра
Известный в РБ и РФ писатель и публицист Владимир Бараев о том, что связывает его с новым регионом страны


Маяк в Севастополе/static.vz.ua

1. ПОБЕДА В ЯЛТЕ

Впервые прибыл в Крым осенью 1959 года. Поступив в аспирантуру МГУ, я метнул диск на 42 м 82 см и стал чемпионом университета. В октябре наша сборная поездом прибыла в Симферополь, оттуда - в Ялту, на студенческое первенство СССР по лёгкой атлетике. На следующее утро мы пошли на набережную Ялты, оттуда в музей Чехова, Никитский ботанический сад. Любуясь морем, которое видел впервые, устав от ходьбы, разомлев от солнца, я выступил хуже, но зачёт дал. 

Стадион был маленький уютный. 

Вряд ли вершины Ай-Петри и высоченные кипарисы следили за ходом поединков. Сборная МГУ заняла 3-е место. Победу отметили в Массандре, продегустировав лучшие вина Крыма. И победителями вернулись в Москву.

2. СТАТЬЯ ДЛЯ ЖУРНАЛА И СВЕРХЗАДАЧА

Вторая поездка состоялась в 1979 году. Журнал «Коммунист» поручил написать статью об организации отдыха детей в Крыму. Прилетев в Симферополь, начал с Евпатории, которая считалась лучшей детской здравницей. Затем проехал в Севастополь, Ялту. Посетил пионерлагерь «Артек» и написал статью о детских здравницах Крыма. Она помогла решить ряд проблем.

Попутно я побывал в Кореизе, где нашёл бывшую усадьбу земляка-забайкальца И.Ф. Корнакова, сына М.А. Кандинской. Мария Алексеевна знаменита не только девичьей фамилией. Её отец Алексей Петрович Кандинский в 1827 году приютил на ночлег декабристов Волконского, Оболенского, Якубовича, следовавших по этапу в Благодатский рудник. А в 1857 г. его дочь Мария Алексеевна помогла декабристу М.А. Бестужеву провести сплав по Амуру.

Старшая дочь Фёдора Ивановича Корнакова Елена вышла замуж за известного философа С.Н. Булгакова и в декабре 1922 г. выехала с ним из Ялты за границу. Её младшая сестра Мария Ивановна Водовозова издала первые книги Ленина «Развитие капитализма в России», «Экономи-ческие заметки и статьи». В усадьбе Токмаковых Олеиз жили М. Горький, М. Ермолова, А. Куприн. Я написал об этом статью «В далёкой дымке Олеиз» в «Правде». А позже – в своих книгах «Высоких мыслей достоянье» и «Древо Кандинских».

3. НАПИСАЛ В КРЫМУ ПОЛКНИГИ

Осенью 1981 г. после далёкого, трудного путешествия на Дальний Восток, когда я от Хабаровска проплыл до Николаевска-на-Амуре, я взял отпуск и отдыхал в 10-этажном санатории «Айданиль», рядом с Артеком. Тогда я начал книгу о путешествии М. Бестужева по Амуру. И целиком погрузился в работу. Живя один в номере, писал днём, а порой и ночами. В итоге я написал в Крыму половину книги «Высоких мыслей достоянье», которая вышла в 1988 г.


4. ВСТРЕЧА С ДРУГОМ

Последний выезд в Крым был осенью 2003 г. Работая в журнале «Атомиум», написал материал о Калининской атомной электростанции и получил 18 тысяч рублей. Этот гонорар позволил мне выехать в Севастополь.
В санатории «Строитель», на берегу Стрельцовой бухты, тихо, уютно. «Зелени больше, чем людей». Павлины будят по утрам. Кормят и лечат прилично. Грязь привозят с озера Саки. Мои суставы, изнурённые спортом, почти ожили.

Не застав в Севастополе давнего друга Виктора Заику, которого в Улан-Удэ знал как Шамбуева, я поехал к нему в Мисхор, где он отдыхал. Виктор Евгеньевич работал на Байкале в лимнологическом институте. Защитив докторскую, приглашён в Севастополь, где стал директором Института южных морей АН СССР. Сев в микроавтобус, я за час доехал до Ялты. Зашёл в музей Чехова, посетил усадьбу Токмаковых Олеиз. Затем в Мисхор. Провели с ним полдня. И всё вспоминали друзей и минувшие дни…


5. КРЕЩЕНИЕ В СЕВАСТОПОЛЕ

Событием для меня стало посещение Владимирского собора в центре Севастополя. Есть и другой Владимирский собор – на берегу моря. Он - на месте храма, где крестился Владимир Мономах. Много средств потратил на него экс-президент Украины Кучма. Автор книги «Украина – не Россия» и его последыш Ющенко войдут в историю, как разжигатели ненависти к русским…

Величественный собор на самом высоком холме Севастополя поразил меня. Зайдя в нижний зал, я увидел огромный чёрный крест. Подойдя ближе, понял, что он образован из четырёх мраморных плит на могилах Нахимова, Лазарева, Корнилова, Истомина. Об этих адмиралах я писал в своих книгах и статьях. Все они близкие друзья Николая и Михаила Бестужевых по Морскому кадетскому училищу. Семена акаций из сада Нахимова в Севастополе были посланы в Забайкалье. Акации там замерзли. Но Михаил Бестужев посадил их на берегах Амура, чтобы нахимовские акации приветствовали новобранцев, едущих «в будущий Севастополь на Тихом океане». Это дословная строка Михаила Бестужева.

Вспомнились «Севастопольские рассказы» Толстого, книга Сергея Григорьева «Малахов курган», одни из лучших о первой обороне Севастополя. Потрясение было настолько глубоким, что я решил… креститься! Бывший пионер, комсомолец, коммунист, спецкор журнала ЦК КПСС… В то же время, десять поколений моих предков по матери – крещёные. А по отцу лишь два, так как его предки – шаманы с Халхин-гола.

Подошёл к витрине, где продают крестики. Тут появился кинорежиссёр Марлен Хуциев. Увидев меня, улыбнулся, протянул руку. Заметив моё удивление, сказал: «Мы ведь с вами где-то виделись. У меня хорошая зрительная память». Я сказал, что недавно выступал по телевидению перед фильмом «Потомок Чингисхана». «Да-да, помню, интересно выступили». И спросил, что я делаю сейчас. «Отдыхаю. А вы что-то снимаете?» «Начинаю историческую новеллу о Севастополе. И зашёл попросить благословения у…» Тут Марлен поднял глаза вверх, и мне стало ясно.

Говорить о том, что решил креститься, не стал. Выйдя на улицу и закурив от волнения, подумал, что встреча с Марленом Хуциевым – тоже знак. Если уж он пришёл за благословением, то почему и мне не сделать это. Я ведь начал огромную работу – роман о Чингисхане. Но можно ли просить об этом Всевышнего? Можно и нужно. Чтобы опровергнуть ложь, написанную о Чингисхане историками покорённых народов.

Пошёл к священнику, сказал о желании креститься. Отец Алексей удивлённо глянул на меня и спросил, откуда я. Сказал, что родом с Байкала, а живу в Москве. «Но почему не креститься там?» Говорю, что меня потрясли могилы адмиралов. Я писал о них и потому хочу именно здесь. Он задумался и сказал, чтобы я пришёл послезавтра. «Но завтра вечером у меня поезд». Отец Сергей качнул головой и после паузы сказал: «Ладно, возьмите крестик с цепочкой, крестильную рубаху и приходите завтра в полдень».

В Троице-Сергиевой лавре я присутствовал при крещении внучки Маши. Видел, как крестят взрослых. Наклоняют над купелью, под молитву окропляют голову святой водой. И конец. Но в Севастополе всё более возвышенно. В прямом и переносном смысле. Следуя за священником, я стал подниматься по лестницам под купол самой высокой луковицы собора. Отец Алексей, лет сорока пяти, идёт по ступеням легко, но на поворотах оглядывается, успеваю ли я за ним. Мне семьдесят, но я не отстаю, иду без особой одышки. Вижу, это радует его. Кстати, он не спрашивал меня о возрасте. А я выглядел моложе своих лет. На высоту десятиэтажного дома поднялся легко.

Попросив раздеться, он тактично скрылся за дверью кельи. Выйдя, он попросил спуститься в купель. Она круглая, диаметром полтора метра. Начав спускаться, напрягся, не холодна ли вода? К счастью, она оказалась тёплой. Я спустился и удивился глубине купели. Вода – мне по плечи. Значит, учтён мой рост.

И тут же началось крещение. Священник, кружа вокруг меня, читал молитвы, ровно полчаса. В конце он трижды окунул мою голову в воду и сказал, что можно выйти, вытереться полотенцем и надеть крестильную рубаху. Как только я сделал это, отец Алексей вышел и повторил сказанное во время крещения: «Отныне вы не должны поклоняться идолам, не совершать языческих обрядов». Я кивал в знак согласия, но невольно подумал, что, проезжая святые места у Байкала, невольно буду видеть, как мои спутники будут брызгать водкой, бросать кусочки мяса, монеты и тамхи – табак или сигареты. И стану соучастником идолопоклонства, ведь я не смогу препятствовать древним обрядам предков. После крещения я испытал возвышенное состояние. И я горжусь тем, что моя встреча с Богом произошла именно в Севастополе.

***
Я рад возвращению Крыма в родное лоно. Теперь можно в открытую писать об усадьбе Олеиз, которая сыграла огромную роль в истории культуры Крыма и России. Здание, построенное Токмаковым, прекрасно сохранилось. Массивный каменный первый этаж, и лёгкий деревянный второй этаж со светлыми верандами. Такие строили купцы в Кяхте в позапрошлом веке. В недавние годы в усадьбе был дом отдыха «Судостроитель». Сейчас здесь можно организовать либо Дом отдыха деятелей культуры, который был здесь в 1930-х годах, либо филиал краеведческого музея. В заключение - стихи об Олеизе, из моей книги «Древо Кандинских»:

Качают волны вверх и вниз
Воспоминаний волны.
В далёкой дымке Олеиз,
Как в свете ярких молний.

Философ С.Н. Булгаков, живший в Олеизе, приводя афоризм Достоевского «Красота спасёт мир», понимал, что спасёт не красота сама по себе, а её созидание. «Но для созидания необходимы если не полное единение и согласие, то хотя бы взаимопонимание». Сейчас, когда в Крыму достигнуто почти полное единение, пора взяться за возрождение русской культуры, которая в последние годы задвигалась и ущемлялась в Украине.

Публикуется в авторской редакции


Справка Газеты РБ

барае.jpg

newbur.ru

Владимир Владимирович Бараев Родился 5 февраля 1933 года в селе Молька, Иркутской области. Философ, писатель, журналист, лауреат премий "Литературной России" и Союза журналистов Москвы. 

 Жил на Верхней Березовке, под Улан-Удэ, в Ильинке Прибайкальского района Бурятии. Учился в средней школе № 1 г. Улан-Удэ. Владимир Бараев представляет новый роман «Гонец Чингисхана».

После окончания философского факультета МГУ вернулся в Бурятию. Работал в газете «Молодежь Бурятии», журнале «Байкал". Аспирантура МГУ - 1959-61 гг. Спецкор газеты "Молодой целинник", Целиноград (ныне Астана) в 1961-65 гг. С 1973 г. - Москва - журналы "Журналист", "Политическое самообразование", "Коммунист", Буддизм". Гостелерадио СССР, Госдума РФ. Член Байкальского писательского союза (Улан-Удэ).

Автор книг «Высоких мыслей достояние», «Древо Кандинских», «Посланцы Тенгри», «Альма-матер» (о МГУ), «Приходят и уходят корабли» (о целине), «Гонец Чингисхана» (об историческом прошлом народов Забайкалья и Монголии), "Улигер о детстве", многочисленные статьи о религии, искусстве, истории. В. В. Бараев составил родословные Бестужевы, Кандинских, Сабашниковых, Бараевых. Из неформальных данных: многократный чемпион Бурятии, МГУ, Целинного края по метанию диска. Потомок шаманов.



Также читайте

Все в Крым
  • 17 Апреля в 18:34
  • комментариев нет
Наша первая годовщина
Автор: Дарья Ююкина
  • 18 Марта в 19:20
  • комментариев нет
Киев готовит "Крымский гамбит"
  • 25 Февраля в 21:26
  • комментариев нет
В Улан-Удэ пройдут Дни Крыма
  • 5 Февраля в 11:31
  • комментариев нет