↑ Наверх

356 убитых фашистов

Автор: Роксана Родионова
  • 23 Января 2015 г. в 00:25
  • комментариев нет
  • 3274 просмотра
Легендарному снайперу Великой Отечественной войны из Забайкалья отказываются давать "героя"


ulan.mk.ru

356 убитых фашистов, 2 сбитых самолета, 18 подавленных дзотов, 5 полученных ранений и контузий и тысячи фронтовых открыток с собственной фотографией, ставших символом борьбы против немецких оккупантов. Все это на «истребительном» счете Арсения Етобаева — одного из лучших стрелков Великой Отечественной войны, награжденного орденами Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, но… неудостоенного звания «Герой СССР» прижизненно или хотя бы «Герой России» посмертно

Что тому виной — чиновничье крючкотворство или бюрократические проволочки, сказать трудно. Но факт остается фактом уже около 20 лет, приобретая особую остроту накануне 70-летия Великой Победы. И, чтобы в полной мере осознать его историческую несправедливость, достаточно узнать о боевом пути, который прошел наш земляк. А путь этот был поистине уникальным, пишет "МК".

В 1912 году стартовал набор 600 бурятских детей для обучения грамоте. Среди этих «счастливчиков» (после долгих увещеваний отца старшим братом) оказался и Арсений. 

Сначала он поступил в местную сельскую школу, а потом — в Томское автодорожное училище, где, собственно, и встретил Февральскую и Октябрьскую революции 1917 года. Вопроса, чью сторону принять в гражданской войне, у молодого человека, уже успевшего прочитать нужные книги и послушать толковых людей, не возникало… Разгром кулацкого восстания, организация комсомольских ячеек, руководство Янгутской комсомольской организацией, служба в Бурятском кавалерийском дивизионе с прохождением снайперской школы — лишь некоторые пункты его послужного списка. Но делом всей жизни Етобаева стало уничтожение гитлеровской нечисти.

А завтра была война

Когда грянул июль 1941 года, он не стал ждать повестки. Сам пришел в военкомат Агинского национального округа, где тогда жил и работал, и потребовал: «Отправьте меня на фронт!». Отправили. На Волховский. Под Ленинград, в деревню Мостки. Зачислили в 1238-й стрелковый полк 372-й стрелковой дивизии 59-й армии и назначили… командиром взвода снабжения второго стрелкового батальона. Попытки получить другую боевую должность — снайпера или разведчика — заканчивались провалом. Ответ командира полка майора Болотова и комиссара полка старшего лейтенанта Соложенко оставался неизменным: «Кругом! Исполняйте порученные обязанности!». Исполнял. Горячую пищу доставлял отважно и ответственно, иногда — под минометным и пулеметным огнем. Только вот пшенную кашу с тех пор есть не мог: очень уж напоминала она о погибших ребятах…

А в марте 1942 года произошел случай, изменивший судьбу солдата. 

Возвращаясь с передовой линии, недалеко от штаба полка, на опушке соснового бора, он увидел большую группу «нездешних» военных, в одном из которых узнал… маршала Советского Союза Ворошилова. 

После непродолжительной беседы тот вспомнил, что уже встречал Етобаева в 1931 году, когда приезжал в Буркавдивизион на стрельбища с инспекционной проверкой. Результат, продемонстрированный Арсением, просто изумил наркома обороны: 69 очков из 70.

Услышав, чем талантливый снайпер и прирожденный охотник, попадающий белке в голову, занимается, а чем хотел бы заниматься на фронте, маршал пообещал «замолвить словечко» перед его начальством. В это время на небольшой высоте появились два «Юнкерса». Климент Ефремович взял у стоявшего рядом солдата винтовку и выпустил в них обойму — пять патронов. Бомбардировщики развернулись и ретировались. А Ворошилов спросил у Етобаева:

— Как думаете, можно сбивать из стрелкового оружия низко летящие самолеты?

— Можно! — твердо ответил тот.

— Вот и докажите это своим примером! Докажете?

— Докажу! — вытянувшись по стойке «смирно», отрапортовал Арсений Михайлович.

И сдержал обещание.

После топора — дом, после выстрела — могильный холмик

В конце марта 1942 года 372-ю стрелковую дивизию перебросили в деревню Мясной Бор. А через несколько дней майор Болотов и старший лейтенант Соложенко вызвали Арсения Етобаева в штаб 1238-го полка, приказав сдать взвод снабжения 2-го батальона старшему сержанту Рыбакову и принять стрелковый взвод 7-й роты 3-го батальона, который состоял всего…из 10 человек. Но прежде чем приступить к их обучению, новоиспеченный командир выбрал себе винтовку — а, точнее, собрал ее из двух карабинов. С этим оружием 6 апреля 1942 года и отправился на первую «охоту», где уничтожил двух фашистов.

Тогда и загремела снайперская слава красноармейца, ставшего впоследствии командиром роты и командиром батальона. Сказать, что во время участия в Великой Отечественной войне он сделал многое — значит, не сказать ничего. Из своих вылазок без «добычи» не возвращался. Однажды подстрелил «кукушку» — вражеского снайпера, который «бил» с дерева, деморализуя бойцов своей опасностью и неуловимостью. К всеобщему удивлению, убийца 120 советских солдат и офицеров оказался… женщиной.

После этого Етобаеву попадались и более крупные «птицы». В том числе «железные». 

Вспоминая наказ советского маршала Ворошилова и уроки знакомого охотника Домостроева, он сбил два немецких самолета — разведывательный «Хенкель» и пикирующий бомбардировщик «Юнкерс», еще на пару шагов приблизив победу. А также вместе со своими бойцами совершил налет на вражеский блиндаж и захватил «языка». Как же недоумевал гитлеровец, очнувшись в советском штабе и увидев азиатскую внешность нашего земляка! Немцу было непонятно, почему за русских воюют какие-то инородцы. А когда в конце июня 1942 попал в окружение полк и подступил голод (были съедены полковые лошади, конские шкуры и даже солдатское обмундирование — ремни, сапоги и ранцы), легендарный снайпер с помощником, рискую жизнью, помогли найти «ворота». Кроме того, в январе 1943 года при снятии блокады Ленинграда он лично участвовал в четырех рукопашных схватках с противником…

…Подвиги можно перечислять долго. «Истребительный» счет Арсения Етобаева (18 дзотов, 2 самолета, 356 фашистов) и обученных им 46 бойцов (3 самолета, 2481 фашист) просто поражает. Однако сам прославленный стрелок не кичился умением брать человека на мушку. А многих убитых врагов помнил в лицо. «Всегда ли я имел право на смертоносный выстрел? Ведь после удара топора дом подрастает, а после удара пули могильный холмик остается…». Над этим риторическим вопросом он размышлял до конца своих дней, говорится в книге «Осинский снайпер» Станислава Тулугоева.

Герой без звания

Как и всякий фронтовик, Етобаев постоянно думал о своей малой родине и оставшихся там друзьях и родственниках, которым в свободные минуты писал краткие весточки. Но ни в одной из них даже не обмолвился о своем боевом пути и полученных ранениях. Вероятно, из-за природной скромности. Это подтверждает и его письмо другу — известному писателю, художнику и журналисту Филиппу Балдаеву, датированное 26 июня 1961 года. Там есть следующие строки: «После твоей статьи в газете отношение окружающих ко мне в корне изменилось. Все поздравляют и говорят, что я очень скромно веду себя, нигде не говорю о себе и в грудь не бью себя»…

…За совершенные подвиги Арсения Михайловича представляли к присвоению звания «Герой СССР». 

Однако в январе 1943 года он был тяжело ранен в бою и срочно эвакуирован в тыл. Лечение затянулось аж до конца 1944 года. Став инвалидом, снайпер уже не смог попасть на фронт в свою часть. Видимо, все это и помешало оформлению соответствующих документов.

Как рассказывается в книге «Осинский снайпер» Стаснислава Тулугоева, дважды подавалось ходатайство о присвоении Арсению Етобаеву звания «Герой России»: в 1995 году — министерством внутренних дел, а в 2009 году — советом ветеранов Республики Бурятия. Второй и получил из министерства обороны Российской Федерации неутешительный ответ. За подписью врио начальника Главного управления кадров Виктора Горемыкина сообщалось, что в центральном архиве… не обнаружены необходимые для этого сведения. Через год одна из региональных газет опубликовала статью: «А чем наши хуже?». Вывод был ясен и точен: проволочки бюрократов оказались выше подвигов солдат — выходцев из «таежной, озерной, степной».

Возникают обескураживающие для чиновников вопросы. Смогли бы они подавить дзот, захватить «языка» или найти «ворота» из окружения без потерь? Стали бы участвовать в четырех рукопашных схватках с противником? Печатались ли открытки с их фотографиями и надписью «Смерть немецким оккупантам!»? Но ответов на эти вопросы — увы и ах — нет. Конечно, не за звание сражался тогда наш герой. Но накануне 70-летия Великой Победы присвоить его было бы весьма уместно — пусть даже и посмертно. Настало время «поднять» и изу-чить штабные бумаги, наградные материалы и, в конце концов, снайперскую книжку Етобаева, чтобы добиться справедливости. А она, уверены земляки и родственники стрелка, обязательно восторжествует.

ВОСПОМИНАНИЕ. Станислав Тулугоев, инициатор турнира, автор книги «Осинский снайпер», полковник налоговой полиции в отставке: «Арсений Етобаев был абсолютный талант, умнейший человек. Ко всем относился с добротой. Не зря его любили и уважали. К тому же он обладал невероятным мужским магнетизмом — женщины влюблялись в него до беспамятства».

Справка Газеты РБ

Арсений Етобаев родился 15 сентября 1903 года в улусе Янгуты села Моголют Осинского района Иркутской области в бедной многодетной семье, где росло 14 детей — 5 сыновей и 9 дочерей. Содержать их всех в одиночку отец, несмотря на свои «золотые руки», умевшие и слесарничать, и плотничать, и столярничать, не мог. А потому, едва достигнув 7 лет, мальчик (впрочем, как и его братья) начал работать у богатого одноулусника. Целыми днями он только и слышал: «Эй, тащи дрова!», «Эй, подведи коня!», «Эй, принеси воды!». И неизвестно, сколько бы вилась батрацкая дорожка, если бы не вмешался «его величество» случай.

В 17 лет за храбрость и меткость стрельбы Арсений Етобаев получил в подарок от командира партизанского отряда Павла Балтахинова его личный наган. А в марте 1942 года приказом члена Военного совета Волховского фронта Штыкова ему вручили именную винтовку с оптическим прицелом.

После окончания войны и до выхода на пенсию Арсений Етобаев работал участковым инспектором в отделе внутренних дел Хоринского района. В Хоринске есть улица, носящая его имя. А с 2010 по 2013 годы в Улан-Удэ проводился республиканский турнир по стрельбе из боевого оружия на призы легендарного снайпера и отличника милиции, участниками которых были сотрудники и ветераны правоохранительных органов Республики Бурятия и Иркутской области. К сожалению, в 2014 году он не состоялся: у ветеранов не имелось допуска к владению и пользованию оружием. Однако организаторы надеются, что в 2015 году соревнования все-таки возобновятся.


Также читайте

Евросоюз задумался об армии
  • 10 Марта в 10:58
  • комментариев нет
Мощнейший, мать его, взрыв!
  • 9 Февраля в 09:20
  • 1 комментарий
Дорогой маршала
Автор: Татьяна Никитина
  • 29 Ноября в 11:01
  • комментариев нет
Осквернил мемориал
  • 19 Ноября в 00:29
  • комментариев нет
В Улан-Удэ предложили создать маршрут эвакогоспиталей
Автор: Людмила Чеглакова, Татьяна Никитина
  • 18 Ноября в 01:35
  • комментариев нет